Страницы истории

Следовательно, Кавказский миссионерский монастырь образовался там, где некогда процветал раскол. Поэтому мысль невольно переносится ко времени существования Никольского раскольнического скита. Вот как пишется о нем в «Историческом очерке о заселении станицы Кавказской Кубанского казачьего войска». «Лишь обстроилась станица и жители обзавелись кое-каким хозяйством, старики Андрей Андриянов и Аникий Давидов, оба старообрядцы безпоповцы, поселились в пещерах, устроенных ими в обрыве над Кубанью, в двух верстах выше станицы. Это было на третьем году водворения станицы (в 1797 году). Перед войной 1812 года к старообрядцам прибыли из России около десятка иноков и поселились здесь же в пещерах. Некоторые из них возвратились потом в Россию, другие умерли здесь же и только один инок по имени Евфимий остался на месте и жил в пещере до 1832 года, когда случившийся обвал горы с пещерами в р.Кубань заставил его избрать другое место для будущего скита. Такое место нашлось ближе к станице около Ивановского поста. Евфимий жил здесь до смерти своей, последововавшей в конце 60-х годов. Старожилы говорят, что не было случаев нападения черкесов на иноков; в начале они даже доставляли инокам хлеб, мед и воск.

Примеру безпоповцев последовали и поповцы. В 40-х годах старики Иван Зрянин и Яков Терешин поселились в обвалах прежних пещер. Последний умер в 1857 году, а первый сделался потом старообрядческим епископом под именем Иова. Поповцы не имели своих попов и за духовными требами ездили на дом. Московские старообрядцы, принявшие австрийское духовенство, видя духовную нужду своих единоверцев, в 1855 году вызвали Зрянина в Москву и здесь 5 октября возвели его в сан епископа Кавказского и Донского. Возвратившись в Кавказскую станицу, Иов построил две плетневые кельи на месте обвалов горы и положил основание старообрядческого Никольского скита. К нему начали прибывать и селиться старообрядцы с Дона, Терека и других мест. Он умер 30 января 1872 года. Преемником его сделался Донской казак Степан Морозов под именем Силуана. В скиту было 20-30 иноков, слепых и дряхлых, содержались они на доброхотные пожертвования. Скит имел общежительный устав, молитвенный дом, постройки для жилья и службы для монастырского хозяйства. 11 февраля 1894 года скит был упразднен епархиальным миссионером архимандритом Исидором; иноки разбежались, а епископ Силуан отправился на Дон для жительства. Раскольнический скит перестал существовать и заменился Никольским православным миссионерским монастырем». (См. ст.6-7, сочинения есаула А.Ламонова).

«…11февраля 1894 года, волею Божиею, разрушился этот важный центр раскола, лжекафедра пала и монастырь из раскольнического стал православным миссионерским, а через три года сей монастырь приобрел и право гражданственности, так как Святейший Правительствующий Синод определением своим от 31 января-12 февраля 1897 года за №368 постановил: «учредить на месте бывшаго Никольского раскольнического скита Кавказский миссионерский монастырь». В настоящее время (1898г.) в новообращенной обители живет около 70 человек братии; между которыми есть и присоединившиеся из раскола на правах единоверия и православия. Там, где в продолжение полувека существовал вредный и мрачный очаг заблуждения, распространявший духовную копоть и заразу на вечную погибель многих тысяч душ русского народа, ныне воссиял благодатный светоч православия, светом христовым просвещающий всех. В святой обители постоянно ежедневно совершается Божественная литургия, за которой с сугубым усердием возносится молитва о просвещении и обращении в лоно св. Церкви Православной всех заблуждающихся; а, кроме того, некоторые из братии постоянно трудятся в проповедании слова Божия, наипаче раскольникам и сектантам; равным образом и желающие присоединиться к православию здесь же научаются и наставляются в истинах христианской веры и приучаются к христианскому благочестивому житию, а иногда и совсем остаются в обители, делаясь сынами св.обители, как новой свей матери, где получили духовное возрождение и обновление. Так угодно Богу. Несмотря на свое короткое существование, монастырь успел уже снискать себе уважение даже среди раскольников, бывших сначала заклятыми врагами новоустроенной обители. Теперь уже не редкость видеть раскольников, посещающих обитель для поклонения и посещения монастырского Богослужения. Особенно с большим доверием относятся раскольники из молодых. Теперь в св. обители строго соблюдается устав св. православной Церкви Христовой. Братия же, сознавая свое высокое призвание быть проводниками света Христова, ведет себя чинно и благообразно, строго проводя подвижническое житие в посте, молитве и труде. И Господь Бог по молитвам угодника Божия Святителя и Чудотворца Николая, покровителя и заступника св.обители, посылает благодать возблагодать. По примеру древних обителей здесь есть не только полный монашеский чин, но появились схимники, которых стало двое. Это иеросхимонах Рафаил и схимонах Евгений. Первый принял схиму 15 августа 1896 года, а второй 14 сентября 1897 года. Особенно пользуется большою любовью братии и популярностью среди простого народа иеросхимонах Рафаил за свою кротость и смирение. Поэтому он состоит духовником монастырским, а народ обращается к нему с духовными нуждами, особенно часто просят его читать молитвы над беснующимися, известными в просторечии под именем «кликуш». Божественная благодать, всегда немощная врачующая и оскудевающая восполняющая, исцелила многих из подобных немощных людей, которые прибегали к молитвам о. Рафаила.

Остальная же братия монастыря, по примеру св. апостола Павла, своими руками питает и одевает себя. В монастыре есть свои портные, плотники, сапожники, столяры, кузнецы, живописцы, даже один фотограф.

Но ввиду того, что монастырь не имеет никаких постоянных источников: ни земельного надела, ни субсидий от правительства, ни запасного капитала, монастырю пришлось для своего пропитания искать источников инуде. Такими источниками оказались подворья: Романовское и Армавирское.

Романовское подворье устроено на усадебном месте, подаренном Екатеринодарскою мещанкою Евдокиею Шульгиной. Евдокия Шульгина, ныне покойная, ревнуя о благоустроении новоустрояющейся миссионерской обители, в 1894 году около марта месяца пожертвовала под подворье половину своей усадьбы, находящейся в Романовском хуторе при базарной площади и много содействовала к постройке церкви во имя Казанской иконы Божией Матери.

Вернуться в начало страницы: вернуться

Просмотры (2219)