Слово митрополита Исидора (Никольского), Санкт-Петербургского и Новгородского (+1892г.) в неделю о Самаряныне

Слово митрополита Исидора (Никольского), Санкт-Петербургского и Новгородского (+1892г.) в неделю о Самаряныне

Слово митрополита Исидора (Никольского), Санкт-Петербургского и Новгородского (+1892г.) в неделю о СамарянынеЧеловеку сродно желать благополучной жизни, любить дни видети благи (Псал. 33, 13). Бог указал к тому средства. Пользуйся уроком, преподанным ныне в Евангелии, и будешь счастлив.
Беседуя с женою самарянскою о воде обыкновенной, Спаситель сказал: всяк пияй от воды сея, вжаждется паки; а иже пиет от воды, юже Аз дам ему, не вжаждется во веки; но вода, юже Аз дам ему, будет в нем источник воды текущия в живот вечный (Ин. 4, 13-14).

Итак, по словам Спасителя, все, что обещает нам мир сей, обманчиво. Все, что дает он, непрочно, не оправдывает надежд. Всяк, пияй от воды сея, вжаждется паки. Кто этого не знает! Если бы нам не указывали, в подтверждение сего, никаких примеров, собственная жизнь каждого, к несчастию, богата этою горькою опытностию. Посмотрите, в чем проходит жизнь наша. Нет конца заботам; — нет часа покоя. Каждый думает, что ищет спокойствия, довольства, счастия, и жертвует всеми силами души для достижения своего мнимого блага. Как ни различны желания, успех искателей одинаков: пустота в сердце, послеминутной радости скука, раскаяние, новыя заботы, безпокойство. Был ли хоть один счастливец, который бы, по совести, мог сказать: «я нашел, чего искал, — и больше ничего не желаю!»
Невольным образом иной спросит: «зачем Бог дал мнедушу с такими желаниями, коих удовлетворить невозможно? Зачем водворил меня в таком мире, который обещает и не может дать того, чего ищет душа? Неужели для того, чтобы ненасытимое желание счастия всегда мучило меня, поощряя к трудам и безпокойствам, не приносящим покоя и радости?»
Но такие вопросы только обличали бы невнимательность его ко гласу совести. Сколько раз сетующая душа внушала ему: «зачем ты хочешь удержать меня в сем мире, которому я не принадлежу? Зачем направляешь мой ум и склоняешь мои желания на суетные предметы чувственности, и, думая насытить меня, томишь гладом и жаждою? Пияй от воды сея, вжаждется паки. Мой мир — небо; моя пища — хлеб ангельский; мои утехи в деснице Вышняго; моя жизнь, мое счастие — в возлюбленных селениях Господа».
Кто же виною, что мы и среди изобилия чувствуем недовольство, среди утех находим скуку, и то, к чему так неудержимо стремимся, тотчас бросаем, чтобы вновь искать пищи для своих желаний и вновь обманывать свои надежды? Кто виною, как не наши превратныя суждения о самих себе и нуждах души своей? Душа бессмертна: ей и блага нужны вечныя. Она изошла от Бога, к Богу стремится и к Богу возвратится: естественно ли ей искать совершенного успокоения на земле? Тесный союз ея с телом не должен изменять прямого направления ея способностей. Посмотрите, вот этот огонь находится в тесной связи с грубою материею светильника, и не может от него оторваться: несмотря на то, огонь всегда стремится вверх. Дуновение ветра может колебать его, изменять направление, но в тишине он мгновенно принимает прежнее прямое направление. Это подобие души нашей, заключенной в грубую плоть. Порывы страстей могут затмевать ум, наклонять желания к земле, волновать, раздроблять чувствования сердца, заглушать вопли совести, набрасывать обманчивыя мечты на воображение, ослаблять, перепутывать всесилы души. Но это неестественное состояние не может быть продолжительным. Водворится тишина: душа воспрянет, в сердце отзовется пустота, в совести — угрызение, и силы душевныя, как огонь светильника, паки устремятся горе — в обитель света и радостей, неведомых миру. Если хотите знать, чтó значит тоска и недовольство у людей, которые, по нашему мнению, имеют все средства, составить, упрочить, разнообразить, разцветить свое счастие, переведите ее на язык совести, — и вы прочитаете слова вечной истины: всяк пияй от воды сея, вжаждется паки.
Нельзя сказать, чтоб люди совсем не понимали существенных нужд своих.
Мы чувствуем, что душа жаждет просвещения. Стремление благородное! Родина души есть царство света: как же не желать его! И есть люди, которые целую жизнь проводят в ученых занятиях, с неимоверными трудами и пожертвованиями разширяют область наук и полезных открытий. К удивлению однако, один из величайших мудрецов и в этом нашел крушение души. Приложивый разум, говорит, приложи болезнь (Еккл. 1, 18). Неужели и это несродно душе? Стремление чистое, — но если оно направлено к таким предметам просвещения и знаний, которые полезны и нужны только для настоящей жизни и не годятся для жизни будущей, — если они не ведут к познанию Творца и Искупителя, Его премудрости, святой Его воли и нашего вечного назначения: то душа не найдет в них полного удовлетворения жажды своей. Для ней нужен свет истинный, свет животворящий, свет Христов, просвещающий всякого человека, грядущего в мир (Ин. 1, 9).
Жаждешь ли славы? И это потребность души существенная. Она знает, что Господь предопределил ее к славе, — знает, что грех лишил ее сего драгоценного наследия, и что можно возвратить его, и соделаться причастником славы нескончаемой. Как же удовлетворяют этой жажде? Жертвуют всем для честолюбия и тщеславия, не хотят знать никаких преград для достижения своих видов, не терпят совместничества, унижают равных, попирают низших, — как опустошительный вихрь, иногда носятся по свету, чтобы сделать имя свое громким и грозным, — пока то же мнение людей, на котором зиждется эта чудовищная слава, не заклеймит своего кумира вечным позором. Насыщайся, душа! Вот тебе слава! Такое превратное направление получают стремления души, возвышенныя и чистыя!
Жаждешь ли стяжаний? Не удивляюсь. Иначе и быть не может. Душа была богата; не знала чувства лишения, пока преступлением заповеди Божией не лишилась благ, от Бога дарованных. Теперь она чувствует свою бедность и наготу, — хочет восполнить пустоту в сердце. Отсюда происходит желание приобретения. Что жь делают для утоления столь естественной жажды? Не заботятся узнать, о каких сокровищах воздыхает душа, и какия стяжания ей нужны; с непонятным корыстолюбием собирают более и более богатства, часто не щадят для него ни совести, ни жизни. Други мои! Неужели вы забыли, что земное останется на земле, и этот груз ваш для души совсем ненужен?
Доколе тяжкосердии? всякую любите суету, и ищете лжи (Псал. 4, 2)? Ничто в мире вас не успокоит, не насытит ваших желаний; не доставит истинной и постоянной радости, доколе не прилепитесь всем сердцем и всею душею ко Христу-Спасителю нашему. Если бывы ведали дар Божий, вы бы просили у Него, и дал бывам воду живу (Ин. 4, 10).
Пияй от воды, юже Аз дам ему, — говорит Господь наш, — не вжаждется во веки: но вода, юже Аз дам ему, будет в нем источник воды текущия в живот вечный.
Что значит эта живая вода? Когда Спаситель, при другом случае, повторил подобное изречение: веруяй в Мя, реки от чрева его истекут воды живы; святый евангелист Иоанн Богослов, в обяснение слов Его, присовокупил: Сие же рече о Дусе, егоже хотяху приимати верующии во имя Его (Ин. 7, 38-39).
Итак живая вода означает благодать Святого Духа, которую Спаситель изливает в сердца верующих.
Вашим спасением умоляю вас, христиане, обратить все ваше внимание на сие высочайшее благо, от коего зависит и наше спасение, и наше счастие — временное и вечное, — благо, выше коего сам Бог даровать не может.
Счастие наше заключается не в тленных вещах, ни во мнении людей, также непостоянном: оно имеет основание в душе. А душа, порабощенная грехам, от владычества коих не может освободиться, сама терпит непрестанное мучение, не знает ни покоя, ни радости, — отчуждена от жизни Божией (Еф. 4, 18), мертва для добрых дел (Еф. 2, 5). Только благодать Святого Духа может оживить ее, дать силу противоборствовать греховным наклонностям, укротить волнение страстей, отнять у нас сердце каменно, и дать сердце плотяно (Иез. 36, 26), просветить ум светом познания Христова, очистить желания и возвысить чувствования, излить в сердце истинную любовь к Богу (Рим. 5, 5) и ближнему, поставить человека выше всех обстоятельств, внушить мужество против всех искушений, растворить горечь неизбежных скорбей сладостию утешения небесного.
В этом согласии обновленных душевных сил, — в их правильном и согласном действовании заключается Божий мир, превосходяй всяк ум (Флп. 4, 7), блаженство, коего нельзя купить никакими земными сокровищами, и радость о Дусе Святе (Рим. 14, 17), коей, по слову Христову, никто отнять не может (Ин. 16, 22).
Спаситель дает, не якоже мир даетнам (Ин. 14, 27). Благодать Его просвещает ум: и простые рыбари делаются просветителями вселенной, — вещают премудрость, юже никтоже от князей века сего разуме (1 Кор. 2, 8). Касается сердца, и вот оживает любовь к Богу и святой Его воле, готовая на всякие труды, на всякия пожертвования для сладчайшего Иисуса. Мир поносит нас, говорит Апостол: мы же откровенным лицем на славу Господню взирающе, в той же образ преобразуемся от славы в славу, якоже от Господня Духа (2 Кор. 3, 12). Об нас думают, что мы нищи: а мы все имеем, и многих обогащаем (2 Кор. 6, 10). Нас гонят, яко злодеев: а мы радуемся во страданиях своих (Кол. 1, 24)! Кто ны разлучит от любве Божия (Рим. 8, 35)? Живу не ктому аз: но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). А где Христос: там и рай мой и блаженство.
Аще бы ведали дар Божий, — вещает Спаситель, — вы бы просили у Меня, и дал бывам воду живу. Пияй от водысея, не вжаждется во веки.
Просите, христиане, и дастся вам. Ищите, и обрящете (Мф. 7, 7) — счастие, коего толико жаждет душа ваша.
Да почиет на вас благословение Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Его в нас да приумножится. Вседетельный Дух Его да наставит вас, творити заповеди Его, и да соблюдает вас в миреи взаимной любви и единомыслии. Аминь.

Просмотры (1)

Комментарии закрыты.