Слово святителя Филарета (Гумилевского), архиепископа Черниговского и Нежинского (+1866г.) в неделю 11-ю по Пятидесятнице

Слово святителя Филарета (Гумилевского), архиепископа Черниговского и Нежинского (+1866г.) в неделю 11-ю по Пятидесятнице

Вся сия сказах вам, яко тако труждающимся подобает заступати немощныя (Деян. 20, 35).
Так говорил апостол Павел ефесским христианам!


Слово святителя Филарета (Гумилевского), архиепископа Черниговского и Нежинского (+1866г.) в неделю 11-ю по ПятидесятницеЕсли же апостол считал нужным напомнить христианам своего времени о долге помогать немощным: удивитесь ли, слушатели мои, что хочу напомнить вам о той же обязаности? Если бы и могли вы доказать делами, что хорошо помните и выполняете эту обязанность: и тогда служитель слова, изъявив радость о верности вашей долгу, пожелал бы вам более совершенствоваться в любви к немощным. Но что, если множество сирот, скитающихся без крова по улицам богатого города, множество бедняков, не знающих, где приклонить голову и чем прикрыть наготу, без слов говорит о нужде в напоминании о долге к бедствующим?
Не люди придумали закон: «люби ближняго, как себя самого». Этот закон начертан в сердце нашем, куда не касается рука человеческая; он дан нам Тем, Кто дал и мне и тебе одну душу, одно тело, с однеми и теми же потребностями, так что любя тебя люблю себя. Понятно, что этим законом обязаны мы любить не только близких к нам, по родству или племени, к которым влечет нас сродство крови, не только близких к нам, по состоянию одинаковому или высшему, которое располагает нас к взаимному сближению, но мы обязаны любить и тех, которых унизила пред нами нищета или болезнь. Они также люди подобные нам, с тем же образом Божиим, с теми же способностями и потребностями. Они также дети одного и того же Отца небесного. Они также назначены к одной и той же высокой цели. Если же должны мы любить их, как самих себя то что это значит? Это значит, что мы должны жертвовать для них всем, чем жертвуем для себя. А чем мы не жертвуем для себя? Значит, этих одетых в рубища, страдающих от холода и зноя, мы так же должны защищать от стихий, как защищаем себя; этих сирот безприютных, скитающихся без надзора, без воспитания, без приюта, должны мы приютить, напитать, образовать, как своих детей; этих больных и дряхлых также должны призреть как желаем, чтобы нас призрели в болезни и старости. Легко ли нам просить помощи у других? Поймем же, как тяжело состояние матери сирот голодных и нагих, которой стыд запечатлел уста, чтобы молить богатую гордость о помощи. Поймем, что в лице страждущего бедняка страдает собственная наша природа, которой страданий не чувствуем мы только потому, что не хотим понять.
Христиане! почему узнать нас, что мы христиане? О сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою, говорит Спаситель (Ин. 13, 35). Любовь составляет отличительный, существенный признак христианина, любовь составляет душу христианского общества. Потому-то, в самое худшее время христианства, пред кончиною мира, за умножение беззаконий иссякнет любы многих. И обыкновенныя общества, управляемыя земными властями, по тесным связям, соединяющим членов их единством земных целей называются единым телом. Общество христиан по преимуществу есть тело единое и стройное; оно управляется единою Главою — Христом Господом, к одной и той же неземной цели — к вечному спасению, в духе одного и того же закона — безкорыстной любви. Вы тело Христово, говорит апостол, а по частям вы члены (1 Кор. 12, 27). Если же мы члены единого тела, если любовь должна так крепко связывать нас между собою: то место ли между нами равнодушию к бедным из нас? Место ли тому, чтобы имущие владели всем только для себя, и оставляли неимущих на произвол нищеты? Когда один какой либо член страдает в теле нашем: то и другие чувствуют боль, тяжесть, ослабление. А когда иго бедности и несчастий давит ближних наших: мы — члены единого тела — остаемся равнодушными к страданию сочленов наших? Члены ли мы живые?
Глава наша есть Христос, Которому, естественно, должны мы повиноваться во всем. А чем ознаменована вся земная жизнь Господа нашего? Делами милосердия, делами благотворительности бедным, больным, расслабленным, скорченным недугами. Что значит самое нисшествие Сына Божия на землю? Опять любовь к страждущим: Сын Божий принял на себя образ раба, дабы совершить спасение расстроенного грехом человечество. Посему-то так часты, так настоятельны были убеждения Его к подвигам милосердия. Блаженни милостивии, говорить Он, яко тии помиловани будут (Мф. 5, 7). Он учил, что нищие — братия Его (Мф. 25, 40); что чем меньше надежд для нас на уплату за услуги наши другому, тем лучше для нас: егда твориши пир, зови нищыя, маломощныя, хромыя, слепыя: и блажен будеши, яко не имут ти что воздати: воздаст же ти ся в воскрешение праведных (Лк. 14, 13-14). Заметим, братия, что Господь наш, требуя от богатого, повидимому, самой безкорыстной любви к бедным, не оставляет его без надежд на плату. Да, те, которые, повидимому, ничего не имеют, кроме слез и нищеты, много имеют, чем в состоянии поделиться с богачем. В теле Христовом иному быть не должно; здесь нет ничего безполезного. Молитвы благодарной бедности — ценнее золота; оне низводят благословение Божие на благотворительную любовь; оне обогащают ее дарами бессмертного воздаяния.
Христиане! нам известно, что делает врач с безполезным, гнилым членом тела. Он отсекает его. На жестокосердых христиан иного суда быть не может. Что значит в составе тела Христова христианин безчувственный к страданиям братий? Что значит христианин, непризнательный к благодетельной любви? Он не только безполезный член, но и вредный, — безполезный, потому что не оказывает пособия другим, — вредный, потому что, не оказывая помощи сочленам, он умножает страдания всего тела, составляет тяжесть для него своим бездействием. Кто щадит жизнь свою только для наслаждения жизнию, тот потеряет все; таков суд Господа. Иже аще хощет душу свою спасти, погубит ю (Мк. 8, 35). Не дивитесь же, что христианское общество без христианской взаимной любви страдает и во времени разным расстройством. Это — суд Божий временный — предвестник страшного суда вечности над корыстию. Идите от Мене проклятии в огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его. Взалкахся бо, и не дасте Ми ясти. Возжадахся, и не напоисте Мене: так скажет Судия грозный сынам корысти на последнем суде (Мф. 25, 41-42).
Русь святая! Русь благословенная! за что ты так благословлена Отцом небесным? Тогда как на западе все страшно волнуется, ты стоишь спокойно, как мощный исполин. Отчего это? Оттого, что любовь святая, любовь безкорыстная, была и остается началом жизни твоего народа; оттого, что дети твои считают милостию Божиею посещение бедного и странника: «милости просим», говорят они страннику; — а твои бедные молилися и молятся за благотворительную любовь твою. О! да сохранит в тебе Отец небесный святое наследие отцов!
Пусть по незнанию ли, или по гордости, богатые не считают себя в связи с бедными. Но и языческая совесть согласится, что все мы живем не иначе, как милостию Отца небесного, и Он каждую минуту делает для нас более благодеяний, чем мы можем оказать для других во всю жизнь. Посему, и одна признательность к благодеяниям Божиим обязывает богатого заботиться о бедном. Кто дал богачу богатство, которым владеет он? Труды богача? Если бы и подлинно трудился он для приобретения богатства столько, сколько стоит богатство его: и тогда кто дал ему силы для труда? Нет! От Него единого богатство и слава, в Его руке крепость и милость возвеличити и укрепити вся (1 Пар. 29, 12). И так, богатство богача — не его собственность, а дар Божий. Богачу остается смиренно и искренно благодарить благодеющего Отца небесного, и изливать благодарность в делах благворительности бедным. Вот жертва, которую может он приносить, и которой ожидает от него Господь! Благотворения и общения не забывайте: таковыми бо жертвами благоугождается Бог (Евр. 13, 16). Если богатство богача дар Божий: то этот дар дан, без сомнения, с целию и с целию, достойною премудрого и святого Дателя. Для чего же дан дар богачу? Для того ли, чтобы богач удовлетворял своим прихотям и теснил слабого? Но для кого же приготовлен и ад с его муками если не для любодеев и плотоугодников, если не для притеснителей, слабой бедности? Для того ли, чтобы богач жил безпечно в праздном покое, для себя одного? Но ни одна пылинка в мире не существует для себя одной, без движения полезного для других. Или — с тем богач наделен богатством, чтобы только передать богатое наследство детям и родным? Но если назначение богатых родителей ограничивается только тем, чтобы готовить детям и родным сокровища, истлеваемыя тлею и похищаемыя татями, а не касается потребностей нравственных, не входит в область духа: тогда какое же назначение самого богатства? Назначение безполезной ветхости, которую должны перекладывать из рук в руки отец сыну и сын внуку, бережно и осторожно, отнюдь, не смея делать из нея какое либо употребление. Цель слишком пустая, чтобы не сказать больше. Итак, что-ж? На что дано богатство? На то, чтобы делами благотворительности богач приобретал себе спасение вечное. Сотворите себе други от мамоны неправды, да, егда оскудеете, приимут вы в вечныя кровы (Лк. 16, 9). Высокий образец предложен богатому — милосердие Отца небесного. Будите милосерди, якоже и Отец ваш небесный милосерд есть (Лк. 6, 36). Как же много надобно трудиться богатому при употреблении богатства, чтобы приблизиться к высокому образцу!
Но если богатство дано богачу не для богача, а для бедного: то значит ли, что бедный, живя праздно, имеет право требовать себе часть из имений богатого? Совсем не значит. Богатство дано богачу, а не бедному. Пусть и богатый не более, как распорядитель чуждого дара: но для распоряжений дар дан ему, а не бедному. Пока не дадут бедняку богатства, он, если бы взял его, то с каким именем, по какому праву, взял бы его? С именем хищника, по праву грабителя, отнимающего данное другому. Где место хищнику, как не в аде? Богатый даст отчет в богатстве, и отчет строгий. Но бедный не будет отвечать за богатого в употреблении богатства. Пусть он готовит свой отчет. С него потребуют ответа, как переносил он бедность. Праздному богачу место в аде: но там же место и праздному бедняку.

Все сия сказах вам, яко тако подобает труждающимся заступати немощныя. Аминь.
1847 г.

Просмотры (6)

Комментарии закрыты.